alexthunder: (Beered)
Сюжет любой книги ложится на некий ландшафт, аккуратно разложенный автором для мысленного взора читателя перед тем как начнут разворачиваться события.

Хороший автор раскладывает этот ландшафт так чтобы не утомить читателя подробностями, но и не упустить важного. Слишком продробное описание отдельных элементов ландшафта скрывает всю картину от читателя, заставляет его вглядываться в подробности и потерять общий вид. Слишком скудное описание подробностей делает картину скучной и пустой, от которой не ждёшь ничего интересного.

Потом когда ландшафт разложен и перез мысленным взором читателя складывается из кусочков паззла вся картина, вот тогда начинают возникать и разворачиваться события.

У более умелого мастера описание ландшафта вплетается в уже начавшиеся события. Читатель как бы открывает для себя кусочки территории следуя по пути описываемых событий. В какой-то момент он вдруг замирает, оглядывается мысленным взором вокруг и видит разложенную перед ним картину развёрнутого для него автором ландшафта.

До того как вся картина открылась читатель ещё полон сомнений и осторожно продвигается вперёд по тропе событий, как бы решая для себя постоянно идти дальше или нет. Пока весь пейзаж не открылся события бедны, загадочны и странны, они как бы существуют в пустоте, связанные друг с другом тонкой нитью. Нить эта сперва просто нить, но по мере продвижения вперёд образует сперва петли, а потом начинает проявляться сетью. Описанные события как яркие точки в пустоте начинают соединяться, складываться вместе в нечто единое. При этом сами события постепенно теряют значение оставляя лишь нити связывающие их меж собой. События оказываются лишь крошками на тропе по которым автор ведёт читателя от одного поворота тропы к другому.

Где-то на середине пути перед читателем открывается огромная картина сложных сплетений троп пройденных им вместе с участниками сюжета. И вот на этом месте возникает возможность созерцания прекрасного. Возникает такой изумительный эффект осмысленности происходящего.

Ничего фактически не изменилось - все предметы ландшафта остались теми же что и были ранее. Все пройденные события также остались теми чем они и были. В самой картине ничего не изменилось. Но, тем не менее, читатель понимает что случилось что-то что придало каждой детали живой смысл, интерес. Каждая мелочь вдруг начала сиять причудливыми деталями, из каждой незаметной черты вдруг начал проявляться какой-то неожиданный смысл, изображение вдруг стало объёмным, красочным и полноценным. То что раньше бегло пролистывалось и казалось незаметным, несущественным, вдруг стало достойным наблюдения.

Что же такое таинственное произошло в этой точке, оживив всю картину происходящего?

А произошло в этот момент обыкновенное чудо. Просто автор довёл читателя по тропе сюжетных открытий до места на котором читатель сам становится автором. Автор показал читателю достаточно чтобы тот стал видеть уже и то чего изначально не было в сюжете. Ландшафт открылся, все объекты и персонажи связались воедино и стало возможно продолжать путь уже самому.

На этом месте читатель отпускает ведущую его руку автора и отправляется в самостоятельное путешествие по открывшимся ему просторам.
alexthunder: (Beered)
День у меня сегодня выдался ленивый и настроение к вечеру изрядно повысилось. Даже потянуло написать чего-нибудь читателям на забаву. Вот вспомнилась история которая давно крутится у меня в голове. Сесть и написать целую настоящую повесть я не соберусь никогда. Валентин Катаев бы сел и написал, а я знаю что не соберусь и не напишу. Нет у меня таланта выдувать из короткой истории витиеватые сюжеты как чешский стеклодув вазу из кусочка стекла.

Вобщем жил да был в одном из приютов мальчик. Дело было где-то, ну пусть под Воронежем. Много было тогда беспризорников и некоторые из них росли по приютам. Жизнь в приютах была не сказать чтобы скучной, но красочность той жизни не располагала к созерцанию прелести момента настоящего. Она больше способствовала мечтам и фантазиям. Вот и наш герой, назовём его Колька, тоже очень любил помечтать.

Мечты у Кольки были, в контраст жизни настоящей, богатые и многослойные. Он мечтал одновременно о вкусной еде, красивой одежде, о космосе и о подвигах на войне. Время было не совсем так чтобы сразу послевоенное, но и не так уж задолго после - о своей лично победе над врагом мечтал тогда почти каждый пацан. Вот и Колька представлял себя порой пулемётчиком, а порой командиром дивизии. Как-то сюда же одновременно мешались мечты о полётах в дальний космос, как Гагарин только дальше.

Куда приводят мечты - продолжение с окончанием )
alexthunder: (Chandlerface)
В такой прекрасный летний день цикады когда создают послеполуденный зной, Люся любит посидеть в саду в тени кипариса и понаблюдать за происходящим вокруг.

А вокруг происходит что-то удивительное. Вкусненькие конфеточки весело перепрыгивают перед глазами с ветки на ветку. Вот две маленькие карамельки с вишнёвой начинкой посидели вместе, проскокали до края грушевой ветки и порхнули на магнолию. А вот пушистая маршмало приземлилась с другой стороны посидеть на ветке черешни. Иногда бывает что даже целая плитка тёмного шоколаду приземлится на ветку, прогнёт её под собой и опять улетит куда-то.

Порхание вкусненьких конфеток по веткам в саду завораживает Люську и она часами внимательно следит за происходящим. Порой ей кажется что стоит только вовремя подскочить поближе и удастся проглотить какую-нибудь вкусненькую конфеточку. Но это ей никогда не удаётся - конфеточки зачем-то от природы уж шибко быстрые, всякий раз умудряются ускользнуть.

- Да, вот такой загадочный мир меня окружает, думает себе Люська сидя в саду тени кипариса. Зачем-то есть все эти вкусненькие конфеточки которых так хочется покушать. И они зачем-то никак не даются сами. Ах как был бы прекрасен этот удивительный мир если бы вкусненьких птичек можно было бы кушать всегда когда захочется просто выбирая которую съесть следующей.
alexthunder: (Beered)
В далёком древнем Ягипте жыли была недалёкая, но очень древня бабка Яга...

Жила себе и жила. А все прочие жители древнего Ыгипта были заняты выращиванием на полях яды. Посеяли, подождали, пожали, посеяли, подождали, пожали, посеяли... ну и так далее.

И вот они заметили что ситуация с погодой и посевами из года в год повторяется, чередуются фрагменты времени с похожими погодными условиями. Назвали это сезонами и решили хорошенько подсчитать как научиться угадывать начала сезонов в которые лучше всего сеять и жать. С жать было проще - жно её видно и так. А вот с сеять труднее - день на день поход, в который уже пора непонятно. Выдумали посчитать и составить календарь. О! Посчитали и составили.


Потом ещё долго жили уже по календарю. Сеяли, ждали, жали... Всё по календарю. Солнце село, Солнце встало - день. Солнце село, Солнце встало - ещё день. Дошло до посевного дня - все в поле, сеять.

Но вот оказалась в календаре блин неточность! Оказалось что год-то не кратен суткам. Нужна особая смелость чтобы такую неточность заметить. И вот древние ыгиптяне заметили. Жила у них была древня бабка Яга. Она была такая старая что помнила только одно - как девкой красивая была и про погоду. Помнила какая была погода в день посева когда она ещё красивой была девкой. Вот эта её заметка и навела на мысль что с календарём что-то не так. День тот, а сезон не тот. По календарю сеять пора, а по погоде уж давно пора.

Но взять и вот так сменить календарь не решились ыгиптяне. Да и как сменить? Солнце село, Солнце встало - день. Что тут менять-то?

Так за сто лет календарь постепенно "съехал" примерно на месяц... Упс.

И никто из живущих не замечал что что-то не так. За один год поправка совсем незаметная. За десять лет - тоже не такая чтобы уж очень заметно. А за тридцать лет уже другие люди в поле. Для них отсчёт в другое время начался и заметность собой заслонил. Только особо-дряхлые бабки всё ноют что иначе в старину была в посевную погода. Ну да кто их станет слушать - много что за их жизнь изменилось. Погода им не та, музыка не та, одеваются все не так - всё не так. Проще сказать что плачут они по ушедшей молодости.

Так вот год от года день посева съезжал по календарю на четверть дня и постепенно душил аграрную экономику древнего Ягипта. Не то чтобы очень заметно в каждый отдельный год. Всего на чуть чуть - четверть дня. Ну что такое четверть дня в году - сущая незаметность, пустяк. Потом ещё четверть дня, потом ещё. А жать в каждый урожай получается чуть меньше. И потом ещё чуть меньше. И потом ещё чуть меньше. Медленно и незаметно затягивалась удавка неточного календаря на шее древней аграрной цивилизации пока не удушила её вовсе. И умерли они все и хоронить их было некому.

Всё. Спокойной ночи!

Profile

alexthunder: (Default)
alexthunder

February 2017

S M T W T F S
    1234
567 891011
12131415161718
1920212223 2425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 24th, 2017 03:01 am
Powered by Dreamwidth Studios